n_v: (reader)
сонет

Умен – бесспорно. Ловок и умен.
С бородкою. Сомнения во взгляде.
Не выдаст ли, как испокон времен
Нас выдавали шулеры и бляди?

Родился, где скрываясь и таясь,
Влачили дни все племена и веси,
Там где с народом разорвали связь
Разрушив мировое равновесье.

Да мало ли, кто истины искал,
За разом раз приняв удар подвздошный
На берегах чужих – поди спроси их.

Кто искус чужеродный отвергал
Кто в пыль истер там не одну подошву,
Не соблазнившись ликом  лже-мессии …
n_v: (reader)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] ng68 в Говорит РУБЕН ГАЛЬЕГО
Оригинал взят у [livejournal.com profile] notabler в Рубен Гальего. Отличная статья

Рубен Гальего: «Я – плохая училка»

"Совершенно секретно", No.3/286
Рубен Гальего (фото из личного архива)
Рубен Гальего (фото из личного архива)

Пройдя через советские детдома, через 30 лет он впервые увидел мать, а чуть позже рассказал историю детства в романе «Белое на черном», удостоенном Букеровской премии.

Собеседник «Совершенно секретно» – один из немногих, кто знает почти все о выживании в самом широком смысле этого слова. «Только сразу договоримся: на «ты», да? – говорит Рубен Гальего, чуть откатываясь в своем электрическом кресле от камеры. Он так часто делает, когда хочет сказать что-то важное. – Нечего делать вид, что мы не знакомы лет пять. И людей обманывать…» Сидим в скайпе: он в Штатах, я в Москве. Рубен, как обычно, рассказывает, что посмотрел, что видел и о чем услышал. В том числе – «от твоих коллег»:

Read more... )
n_v: (reader)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] philologist в "Чертежник пустыни" Мандельштама и "патриарх седой" Гумилева
Оригинал взят у [livejournal.com profile] banshur69 в "Чертежник пустыни" Мандельштама и "патриарх седой" Гумилева

У Мандельштама есть восьмистишие, которое никому не понятно.

Скажи мне, чертежник пустыни,
Арабских песков геометр,
Ужели безудержность линий
Сильнее, чем дующий ветр?
— Меня не касается трепет
Его иудейских забот —
Он опыт из лепета лепит
И лепет из опыта пьет...

Ноябрь 1933 — январь 1934

По-моему, тут очевидна перекличка с гумилевским "Словом":

Патриарх седой, себе под руку
Покоривший и добро и зло,
Не решаясь обратиться к звуку,
Тростью на песке чертил число.

Но забыли мы, что осиянно
Только слово средь земных тревог,
И в Евангелии от Иоанна
Сказано, что Слово это - Бог.

1919


8 строк реплики на 8 строк тезиса.
В 1 строфе Гумилева говорится о черчении числа, потому что патриарх не решался обращаться в пустыне к звуку.
В своей 1 строфе Мандельштам возражает: разве начерченное на песке сильнее ветра? А звук был бы сильнее, ветер не разрушил бы его.
Во 2 строфе Гумилева читаем, что среди земных тревог (т.е. среди повседневной суеты и катастроф) выживает только слово, потому что оно Бог.
Во 2 строфе Мандельштама проблемным является, во-первых, тире при обозначении ответной реплики, во-вторых, понимание местоимений "его" и "он": относятся они к геометру или к ветру? Можно предложить три варианта понимания этой строфы.
Вариант 1. Если сохранить тире, то получится, что автор задает вопрос геометру, а геометр отвечает, что его не касается трепет кого-то третьего. Кого? Ветра? Если ветра, то дальнейшее будет относиться к нему. И тогда дующий ветр трепещет, имея иудейские заботы. И тот же ветр занят лепкой и последующим питьем. Но это довольно странно.
Вариант 2. Если тире убрать, то получится, что автор отвечает сам себе на свой риторический вопрос. И тогда иудейские заботы это уже характеристика геометра, лепящего опыт из лепета и далее по тексту. Вроде бы логично, поскольку, если согласовать эту часть текста со строфой Гумилева, седой патриарх, живущий в арабской пустыне, может быть иудеем. Кроме того, "земные тревоги" Гумилева согласуются с "трепетом иудейских забот" Мандельштама. Итак, автора стихотворения не касается трепет иудейских забот геометра, когда тот чертит на песке число (что есть самое непрочное дело в мире), потому что это не гумилевское осиянное Слово,  а лепет, переливаемый в опыт и наоборот.
Однако так прочесть нельзя, поскольку мы знаем о любви Мандельштама к "блаженному, бессмысленному слову". Говоря о лепете, он явно относится к нему с симпатией.
Вариант 3. Тогда остается последняя возможность -  а именно, к чертежнику пустыни обращается некто третий, а чертежник говорит в третьем лице об авторе стихотворения. И тогда "его иудейские заботы и переливание лепета в опыт" - свойства самого Мандельштама, с которыми геометр-патриарх не собирается иметь дело. Кто же тот, кто обращается к геометру? Вполне возможно, что это сам Бог. Бог спрашивает у геометра, почему же в пустыне он предпочел Слову число на песке? Далее идет пропущенное звено мысли, как очень часто у Мандельштама. И потом геометр (в таком варианте, скорее, араб) говорит, что иудейские заботы автора его не интересуют - ведь автор занят вполне бессмысленным делом, даже еще более бессмысленным, чем черчение чисел на песке.
Так стихотворение Гумилева помогает понять загадочное восьмистишие Мандельштама.

n_v: (Ури-Цви Гринберг)
... если кто не знает - у нас надо опять хулиганами-террористами заниматься.
возможно кому-то пригодится информация на сайтах расположенных ниже...
gaza2009.livejournal.com/
http://idfsp.livejournal.com
http://www.idfblog.com
n_v: (свеча)
завтра открываются олимпийские игры в лондоне.
руководители мок отказались почтить память убитых террористами 40 лет назад 11 израильских спортсменов...

мне не нужно их спрашивать.

Джозеф Романо,

Моше Вайнбергер,

Джозеф Гутфрайнт,

Амицур Шапира,

Андре Спицер,

Кегат Шор,

Яков Шпрингер,

Давид Бергер,

Зеев Фридман,

Элиэзер Хальфин,

Марк Славин.

Пусть светлая их память будет благословенна!

www.kontinent.org/article_rus_4aa9a892f3a73.html

n_v: (свеча)
убрал из френдов любителя вагнера....
n_v: (свеча)
пожар потушен

погибшие похоронены

будем жить

и помнить...

Profile

n_v: (Default)
n_v

December 2016

S M T W T F S
    123
4567 8910
111213 14151617
1819202122 2324
252627282930 31

Syndicate

RSS Atom

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Sep. 22nd, 2017 03:04 pm
Powered by Dreamwidth Studios